Газета Труд

475 подписчиков

Свежие комментарии

  • Бендер Задунайский
    Кончайте сучку .«Ты следующая»: Д...
  • Globo
    Дуракам закон не писан. Лучше бы в фонтане купался. Или крокодилу в пасть голову засунул. Крокодилы тоже бывают кусач...Гадюка бывает кус...
  • Елизавета Zolotova
    Наконец то Газпром начал принимать действенные меры по отношению к неблагодарным европейцам.Отношение к России и росс...Норвегия может ок...

Про зарплату

Про зарплату

«Внешние условия для России изменились надолго, если не навсегда, — заявила глава Центробанка Эльвира Набиуллина на Петербургском экономическом форуме. — А в такой ситуации нужно проявлять больше гибкости». И далее главный банкир страны сказала главное: России надо уходить от международного разделения труда, сокращать экспорт, который давит на рубль, и сделать так, чтобы значительная часть производства работала на внутренний рынок. Но есть встречный вопрос главному банкиру: кто и на какие деньги эту «значительную часть» купит?

Фактически речь идет о переходе на «китайский путь», куда Поднебесная свернула в конце нулевых, объявив, что внутреннее потребление даст новый толчок для экономического роста и станет важнейшей движущей силой. Раньше там был переход от «военного коммунизма» к рыночной экономике первоначального накопления, когда страна гораздо больше заботилась о производстве, чем о потреблении, высокая занятость обеспечивалась низкой заработной платой, а темпы роста — экономией на социальные нужды. Аналитики отмечали, что эта стадия развития «характеризовалась высоким внешнеторговым профицитом, большими золотовалютными резервами, избыточным потреблением ресурсов и сильным загрязнением окружающей среды».

Не правда ли, очень похоже на российскую ситуацию последних лет? Но самое главное: переход Китая к обществу потребления, существующему в странах Запада, представлялся глазами экспертов «крайне далекой, если вообще возможной, перспективой». Но далее последовал мировой кризис 2008 года, обваливший китайский экспорт, которого было много, далеко не высшего качества, зато дешевого. И основные потребители — Европа и США — начали отказываться от дешевого импорта: мол, ешьте сами! Хочешь не хочешь, а Китаю пришлось принять новый курс: на развитие внутреннего потребления, резко повысив плату за труд. А поскольку покупать для себя плохие товары никто не будет, качество производимой в стране продукции пошло вверх.

Как писала «Жэньминь жибао» в 2018 году, «средние потребительские расходы жителей страны увеличились на 8,8% по сравнению с прошлым годом. Объемы продаж бытовой техники, оборудования связи и косметики увеличились на 10,6 и 14,2%. Расходы населения на спортивную и фитнес-деятельность увеличились на 39,3%, на медицинское обслуживание — на 24,6%, затраты на питание — на 16,6%, обслуживание на дому — на 33,1%». То есть «процесс пошел».

Ведущий исследователь Института международных финансов Народного банка Китая Го Юйвэй констатировал: «При постоянном повышении уровня дохода и изменении концепции потребления китайцы переходят от количества товаров и услуг к улучшению их качества, что стимулирует оптимизацию структуры потребления и развитие новых форматов бизнеса, способствует переходу китайской экономики от чрезвычайной зависимости от инвестиций и экспорта к ее опоре на потребление, индустрию услуг и внутренний спрос».

Результат поражает: в минувшем, ковидном 2021 году темпы экономического роста Китая оказались самыми высокими за последние 10 лет, составив 8,1%. А номинальный доход на душу населения, несмотря на пандемию, вырос на 9,1% — до 5523 в долларовом эквиваленте, а в городах — и до 7454. Заметьте: не на работающих китайцев, а на все 1,5 млрд жителей, включая грудных младенцев. Средняя зарплата составляет в переводе на российские деньги около 60 тысяч рублей в месяц, но в большинстве «городских» профессий — около 100 тысяч. К тому же, по официальным данным, доходы населения ежегодно увеличиваются на 7%. Уровень безработицы в стране — 4,5%. И «барахла» китайцы уже не производят ни для себя, ни на экспорт.

А объем розничных продаж потребительских товаров в Китае за 2021 год составил 44,08 трлн юаней (6,35 трлн долларов), увеличившись на 12,5% — при инфляции в 0,9%. Для сравнения: в России оборот розничной торговли в 2021 году составил 39,2 трлн рублей, что на 7,3% выше, чем за 2020 год, — при официальной инфляции в 8,39% (то есть вырос не объем, а цены).

Перейдем к нашим реалиям. На этой неделе кадровый портал «Работа.ру» опубликовал результаты опроса россиян во всех округах страны о размерах желаемой зарплаты. «В среднем наши граждане хотели бы получать в месяц 169 тысяч рублей. При этом женщины традиционно называют более низкую сумму — 152 тысячи, в то время как мужчины указывают 189 тысяч рублей», — говорится в исследовании. Год назад народные аппетиты были скромнее на 2% — в среднем мечтали о 166 тысячах рублей в месяц. Но Росстат подсчитал, что модальная зарплата россиян (наиболее распространенная, которую получает большинство) составляет около 25 тысяч. Средняя вдвое больше — в прошлом году по Росстату была 54 687 рублей, но это «вместе с начальством». Однако на 2022 год Минфин уже спро-гнозировал снижение реальных располагаемых доходов россиян на 6,8%, а снижение реальных заработных плат на 3,8%. Почему?

Не будем сравнивать себя с Германией и Францией, Великобританией и Италией, чтобы не слушать привычных упреков в низкой производительности. Но почему соседям по Восточной Европе платят значительно больше? В Латвии средняя заработная плата 1217 долларов (даже по нынешнему курсу — 69 тысяч рублей), в Литве — 1419, в Эстонии — 1560, в Чехии — 1454, в Польше — 1253, в Венгрии и Румынии — 1187 и 1186 в долларовом исчислении. Еще 30 лет назад все эти страны были советскими республиками или «народными демократиями» с примерно одинаковыми с нами заработками. Когда же они успели так быстро поднять производительность своего труда? Или дело в чем-то другом?

Бывший министр труда и социального развития доктор экономических наук Сергей Калашников утверждает, что зарплаты россиян занижены в 7 (!) раз. «В странах ОЭСР (30 стран с наиболее развитыми экономиками) уровень оплаты живого труда в конечной выпускаемой продукции в отпускной цене продукции составляет 65-75%, — утверждает экс-министр. — То есть самое дорогое — это живой труд. В России Минэкономразвития уже 20 лет рассказывает сказки, что у нас заработная плата в конечной отпускной цене продукции составляет 25-28%. Это чистое вранье. На самом деле объективная оценка показывает, что эта доля составляет 11-15%. Если переводить на русский язык, то можно сказать так: Россия впереди планеты всей по уровню эксплуатации работника, нам недоплачивают минимум в пять — семь раз».

Калашников перегибает палку? Но в нынешнем году страна наглядно убедилась, что очень многим россиянам действительно платят меньше, чем они зарабатывают. После объявления Западом санкций против нашей экономики о приостановке производства в России или уходе из страны объявили более 5 тысяч иностранных предприятий. Под сокращение/увольнение попали более 8 млн человек. И выяснилось, что подавляющее большинство этих людей не могут не просто найти себе аналогичную работу, а найти работу по специальности с таким же заработком. Иностранные работодатели платили как минимум на 15-25% больше, чем отечественные.

Например, в ИКЕА почасовая оплата подавляющего большинства работников составляла 400 рублей — это более 50 тысяч рублей в месяц, при средней зарплате мебельщиков в других фирмах 30-35 тысяч. По данным журнала «За рулем», на калужском заводе Volkswagen средняя зарплата составляла около 60 тысяч рублей — против 47 тысяч на «АвтоВАЗе» и 52 тысяч на ГАЗе.

А если считать еще и социальные пакеты, то получается, что расходы на персонал в расчете на одного сотрудника в иностранных компаниях более чем в два раза выше, чем в российских (727 089 рублей в год на человека против 309 225 рублей). Но такая забота о рабочем классе в итоге оправдывается: подсчитано, что выручка на одного сотрудника в иностранных компаниях в 1,8 раза выше, чем в российских.

«Мы единственная страна, у которой работающих нищих 30%, а с детьми и все 70%, — заявляет первый зампредседателя комитета Госдумы по труду и социальной политике Николай Коломейцев. — Это те, кто имеет детей, они по прожиточному минимуму находятся за чертой. Это официальное признание, что 70% российских семей, имеющих детей, живут за гранью нищеты».

Но Госдума фактически ни разу всерьез не обсуждала проблему постыдно низких зарплат в стране. Зато в прошлом декабре парламентарии фракций трогательно объединились при рассмотрении законопроекта об увеличении зарплат своих помощников почти до 400 тысяч рублей в месяц каждому. Любопытно, что в мировом рейтинге зарплат депутатов высшего уровня Россия стоит на 10-м месте, после Франции: у наших 6900 долларов в месяц, у французов — 7810. Лидируют австралийцы — 16 170, американцы на третьем месте — 14 080 баксов. Но что интересно: в США зарплата конгрессмена превышает американскую «минималку» в 11,7 раза, в Германии (6-е место) — в 5,6 раза, во Франции — в 4,5 раза. А в России превышает в 35,4 раза — такой вопиющей разницы нет нигде. Поневоле вспоминается старый анекдот: для чего делали революцию — чтобы не было богатых или бедных?

Еще удивительнее сравнение зарплат министров. Как подсчитывал еще в 2017 году доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов, зарплаты российских министров оказались примерно в полтора раза выше, чем у их европейских коллег, и в два раза выше, чем у американских. И ведь не скажешь, что российские министры трудятся эффективнее зарубежных — судя по состоянию дел в экономике и социальной сфере, все наоборот.

«Низкие зарплаты сегодня в экономике России — это расплата за тот выбор, которые сделали власти еще в 1990-е годы, — объясняет директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. — Тогда между высокой безработицей и низкими зарплатами с высокой занятостью был сделан выбор в пользу последнего, и такая модель по сей день определяет российский рынок труда. Это ярко видно во время кризиса в экономике: безработица не растет, зато падает цена труда».

Не так уж давно такое наблюдалось и в Китае, где зарплата большинства трудящихся многие годы держалась на уровне значительно ниже «советского», а пенсий не платили вовсе. И теперь наша ситуация схожа с китайской 15-летней давности: Запад от нашего экспорта грозит отказаться, импорт из-за санкций уже упал до минимума. И даже главный банкир страны заговорила о переходе на «внутренний спрос». Может быть, пора?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх