Газета Труд

382 подписчика

Свежие комментарии

  • Виталий
    В офисе Зеленског...
  • Vasil Cornev
    А от дохлого ишака уши, не хотели?Украина решила по...
  • иван шевченко
    Да кому вообще должны быть интересны причины поражения в мелкой межплеменной войнушке за пару тощих пастбищ для ...Пашинян объяснил ...

Топливо Победы

Топливо Победы

В Великой Отечественной войне принимали активное участие не только воинские соединения, но и труженики тыла. Именно они обеспечивали фронт всем необходимым: вооружением, военной техникой, боеприпасами, продовольствием, обувью, одеждой. Важное значение в это сложное время имело обеспечение фронта топливом — без него не летали бы самолеты, не ездили автомобили и танки, не плавали корабли.

Победа в войне — это в том числе подвиг тыловиков, которые на протяжении пяти долгих лет обеспечивали линию фронта горючим, работая в цехах НПЗ, на буровых, на трубопроводах, на суше и море. Эти люди, по большей части своей подростки, женщины и старики, заменили ушедших на фронт профессионалов отрасли, совершили невозможное.

Многие нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия, работавшие в годы Великой Отечественной, функционируют и сегодня. 13 из них — в составе «Роснефти». Это легендарные НПЗ — Саратовский, Сызранский, Уфимский, Туапсинский, Комсомольский, — дававшие, как написала в 1941 году газета «Правда», «хлеб механизированным армиям».

В 1938 году Советский Союз активно наращивал добычу нефти — 30 млн тонн в год и второе место в мире по этому показателю. Гитлеровская Германия не входила и в десятку ведущих производителей со своими 500 тысячами тонн.

«Мы вторглись в Россию из-за нефти», — писал в своих мемуарах министр военной промышленности Германии Альберт Шпеер.

Но при явном преимуществе по добыче нефти по запасам горючего для армии в 1941 году Советский Союз проигрывал Германии. Недаром стратегия Гитлера называлась «блицкриг», что в переводе с немецкого — «молниеносная война». Эта тактика, которую использовала Германия, во многом была обусловлена отсутствием у нее запасов топлива, а одной из первоочередных задач военных операций всегда ставился захват топливных ресурсов противника. К началу войны с СССР в распоряжении рейха оказались 93 захваченных нефтеперерабатывающих завода, дающих 8 млн тонн нефтепродуктов в год.

Чтобы выиграть эту войну, Советскому Союзу надо было победить в войне за топливо.

План нападения на СССР тоже строился по этому принципу: молниеносный удар, захват советских нефтяных месторождений, хранилищ с топливом и нефтеперерабатывающих предприятий. Это парализовало бы Красную армию, обеспечило бы победу Германии и дало бы ей необходимое количество нефти. Реализуя свой план, немцы первым делом уничтожили с воздуха почти четверть советских военных складов с топливом. Атака произошла в первый день войны — 22 июня 1941 года. СССР просто не был готов к подобному наступлению.

«Война превратилась в полномасштабную энергию моторов, — рассказывает проректор Университета нефти и газа Никита Голунов. — Привело все это к тому, что те топливохранилища, которые были в западных регионах страны, мы достаточно большое количество потеряли. То есть к середине июля порядка 60% просто ушло, их не было. А кроме того, то качество топлива, которое было у нас в Советском Союзе, недотягивало до качества немецкого». Главной задачей для страны стала эвакуация на восток нефтеперерабатывающих заводов или — в крайнем случае — их уничтожение.

Выступая 3 июля 1941 года по радио, Иосиф Сталин призвал «не оставлять врагу ни килограмма хлеба, ни литра бензина». Еще одна важнейшая задача, стоявшая перед промышленностью, — резкое увеличении добычи нефти. Вся отрасль переводилась на 12-часовой рабочий день без выходных и отпусков. Огромными тиражами начали печататься плакаты с призывами: «Ни капли нефти врагу!» и «Каждая тонна нефти — это наш залп по Гитлеру!».

Немецкий блицкриг нарушил коммуникации, транспортное сообщение. Железная дорога задыхалась от огромного количества эшелонов с имуществом в тыл и грузами для фронта. Тем не менее страна эвакуировала целые предприятия нефтяной отрасли на восток, чтобы не потерять. Дефицит топлива должен был быть ликвидирован.

 

Руководство Наркомата нефтяной промышленности переехало из Москвы в Уфу. И это неслучайно. Волго-Уральский нефтяной район, или, как его еще называли, «второй Баку», должен был в самое короткое время стать одним из главных нефтяных центров СССР. Туда перебрасывались эвакуированные предприятия из западных районов страны.

Из Одессы и Херсона в Сызрань полностью перевезли оборудование нефтеперерабатывающих заводов. Его использовали при строительстве Сызранского НПЗ. На стройке, а потом и на производстве работали в основном женщины и подростки. Многим было по 14-15 лет, но работа на заводе давала им возможность выжить: здесь получали по карточкам целых 700 граммов хлеба вместо обычных 300. Первый бензин завод дал 22 июля 1942 года. Сызранский НПЗ стал крупнейшим нефтеперерабатывающим заводом Волго-Уральского района.

Еще осенью 1941 года начали эвакуацию Туапсинского НПЗ. Ее завершили летом 1942-го. В Туркмению вывезли 780 вагонов с различным оборудованием, там шло строительство нового завода. Первую крекинг-установку в Красноводске запустили 3 июля 1943 года, и топливо пошло в войска как раз в разгар Курской битвы. Таким образом, нефтяники из Туапсе фактически основали нефтехимическую отрасль Туркмении. В Туапсе же в начале 1950-х годов был возведен новый НПЗ.

На протяжении всех пяти лет войны в стране не прекращались поиск и разработка новых месторождений. Башкирия, Оренбургская и Самарская области — в этих регионах активно наращивались темпы добычи. За время войны Волго-Уральский нефтяной регион действительно стал одним из главных центров добычи нефти в СССР.

Для вермахта ведение войны на востоке требовало огромного количества топлива. На русском бездорожье немецкие танки потребляли гораздо больше топлива, чем обычно. Немецкий танк PzKpfw IV потреблял 318 литров бензина на 100 км хода по шоссе и около 500 литров — по бездорожью.

Гитлер в то время жаловался, что его «генералы ничего не знают об экономических аспектах войны». Наиболее важным он считал захват Крыма, для того чтобы отрезать поставки нефти для русской армии из Кавказского региона. Но в 1941 году генералы все-таки уговорили его развернуть основные силы на Москву. Это было их серьезной ошибкой.

На подступах к Москве вермахт испытывал настоящий «топливный голод». Танки и бронетранспортеры остановились. А сильные морозы привели к тому, что их моторы к тому же не хотели заводиться. В это время на немецкие войска и обрушился удар Красной армии. Разгром немцев под Москвой зимой 1941-1942 годов был их крупнейшим поражением с начала Второй мировой войны.

В 1942 году Гитлер собрался взять реванш за поражение под Москвой и реализовать свой план захвата советской нефти на Кавказе — с перспективой вторжения в Иран. Кавказская нефть была нужна Германии как воздух. Пока германская военная машина держалась на двух китах — производстве синтетического бензина и импорте нефти. При этом главным поставщиком нефти для Германии была ее союзница Румыния.

Начавшееся в мае 1942 года немецкое наступление сначала развивалось успешно. Германская армия вышла к Волге и северокавказским месторождениям нефти, захватила Моздок, Майкоп и Краснодар. До начала 1943 года продолжались ожесточенные бои за Грозный. Однако под Майкопом немцев встретил густой черный дым — нефтяные скважины подожгли при отступлении. Для уничтожения нефтяных промыслов в СССР были созданы специальные группы из нефтяников и оперативников НКВД. Уничтожение промыслов началось всего за пять дней до подхода к ним немцев. Часто это происходило буквально под огнем противника. Но немцам за время оккупации удалось восстановить лишь одну скважину, да и она работала с перебоями.

В 1942 году главным центром нефтедобычи в СССР оставался Баку. Еще британский премьер Уинстон Черчилль говорил: «Если нефть — королева, то Баку — ее трон». На бакинских нефтепромыслах добывали более 70% всей советской нефти.

Немцы не смогли прорваться к Баку. Однако противнику удалось отсечь Москву и Сталинград от бакинской нефти, перерезав путь доставки топлива по Северо-Кавказской железной дороге.

 

В августе 1942 года начались бои в Сталинграде. В гитлеровском плане «похода за нефтью» захват этого города имел колоссальное значение. Если бы немцы взяли Сталинград и перерезали Волгу, Красная армия оказалась бы под угрозой острейшего дефицита топлива. 23 августа 1942 года около тысячи немецких самолетов подвергли Сталинград массированной бомбардировке. На город сбрасывались зажигательные бомбы. Вскоре его захватило море огня. В этот день погибли около 40 тысяч человек. Одной из главных целей германской авиации стали нефтехранилища. Из взорванных резервуаров горящая нефть выливалась в Волгу. Многие очевидцы боев в Сталинграде вспоминали горящую Волгу как одну из самых жутких и незабываемых картин, которую им пришлось видеть на войне.

Сталинградское сражение стало одним из крупнейших во Второй мировой войне. Потребление топлива войсками Красной армии в ходе боев за Сталинград оценивается примерно в 150 тысяч тонн. В Сталинград нефть шла прежде всего с волжских и уральских нефтепромыслов. Работа на них проходила под лозунгом: «Нефть — Сталинграду!».

С Саратовского НПЗ эшелоны с нефтепродуктами шли прямо в войска. Немцы прекрасно понимали стратегическое значение завода. Летом 1942 года его начали регулярно бомбить. Завод был разрушен на 80%. Но он продолжал работать. Летом и осенью 1942 года Саратовский НПЗ перерабатывал 5 тысяч тонн нефти в сутки. Он также выпускал стволы для минометов, треноги для противотанковых ружей, бутылки с горючей смесью.

19 ноября 1942 года советские войска под Сталинградом перешли в контрнаступление. 2 февраля 1943 года немцы капитулировали, а Паулюс сдался в плен. С разгромом немцев под Сталинградом план Гитлера захватить кавказскую нефть закончился полным крахом.

Курская битва была настоящим пиком Великой Отечественной войны. Она стала одним из самых «механизированных сражений» и настоящей «битвой моторов». В сражении с обеих сторон приняло участие более 5 тысяч танков и около 5 тысяч самолетов.

Летом 1943 года обе стороны выводили на поля сражений новую технику. Под Курском немцы впервые массированно применяли танки новых типов — тяжелые Т-VI «Тигр», средние Т-V «Пантера», самоходные штурмовые орудия «Фердинанд». Суммарно этих немецких машин насчитывалось 439 штук. Но каждой новой, более мощной боевой машине нужно было и большее количество «черной крови» для своего «железного сердца» — двигателя.

Немецкая операция под Курском тоже закончилась неудачно. Красная армия перешла в контрнаступление. Только за полтора месяца боев на Курской дуге Красная армия израсходовала 204 тысячи тонн нефтепродуктов. Для сравнения: за семь месяцев сражения за Москву — с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года — 294,4 тысячи тонн.

Перед Советским Союзом стояла задача дальнейшего наращивания добычи нефти и скорейшего восстановления разрушенных нефтепромыслов в освобожденных районах. Для Германии — поиск новых источников для снабжения топливом.

Нефть для Красной армии поступала с самых отдаленных от фронта районов страны — с Дальнего Востока и с Сахалина. В сентябре 1941 года было принято решение о строительстве в Комсомольске-на-Амуре нефтеперегонного завода. В декабре 1942 года с Комсомольского НПЗ ушел первый эшелон с бензином — он отправился на Сталинградский фронт.

В первые же месяцы войны 3,5 тысячи нефтяников «Сахалинморнефтегаза» ушли на фронт. Несмотря на это, объемы добычи «черной крови моторов» на Сахалине неизменно росли. 45% всех тех, кто добывал сахалинскую нефть, как и на многих других предприятиях, составляли женщины и подростки.

Уже в 1943 году началось восстановление советских нефтепромыслов на Кубани и Северном Кавказе. Всего в СССР за третий год войны было произведено 18 млн тонн нефти. В то же время от своих союзников — Венгрии и Румынии — Германия получила около 3 млн тонн. Вермахт продолжал спасать синтетический бензин, производимый из каменного угля. Однако после того, как союзные войска в мае 1944 года высадились в Нормандии и провели сокрушительный удар по этим заводам, практически их уничтожив, Германия начала испытывать недостаток топлива. В августе 1944 года советские вой-ска заняли главную нефтяную область Румынии — Плоешти, тем самым предрешив исход войны для немцев. Германская армия, которая в начале Второй мировой войны считалась одной из самых мобильных и подвижных в мире, к началу 1945 года уже не имела возможности соответствовать этому статусу.

16 декабря 1944 года немцы начали наступление против американских войск в Бельгии. Одной из целей Гитлера был захват запасов топлива союзников. Командующий американскими силами генерал Эйзенхауэр назвал эту операцию немцев «наступлением отчаявшихся». Уже через 10 дней атака захлебнулась — во многом из-за недостатка горючего. Затем союзники начали контрнаступление и вторглись на территорию Германии. В это время Альберт Шпеер назвал нехватку топлива в Германии «катастрофической». В своих мемуарах он описывал такой случай: во время поездки на фронт он увидел колонну 150 грузовиков, каждый из которых тянул четыре быка.

На Восточном фронте происходило то же самое. В феврале — марте 1945 года на плацдарм на Висле немцы стянули 1,2 тысячи танков, но из-за дефицита топлива они не смогли сдвинуться с места и были уничтожены Красной армией. Агония Германии продолжалась еще несколько месяцев — до мая 1945 года.

Победа СССР в Великой Отечественной войне — это в том числе и победа в грандиозной битве за нефть, которая развернулась на огромных пространствах от Берлина до Волги, Кавказа, Сахалина и многих других городов нашей необъятной страны. Германия не смогла выстоять в этом противостоянии ни в военном, ни в энергетическом отношении. И все благодаря труженикам тыла, которые ни разу не оставили Красную армию на голодном пайке — без нефти в топливных баках.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх