Газета Труд

382 подписчика

Свежие комментарии

  • Виталий
    В офисе Зеленског...
  • Vasil Cornev
    А от дохлого ишака уши, не хотели?Украина решила по...
  • иван шевченко
    Да кому вообще должны быть интересны причины поражения в мелкой межплеменной войнушке за пару тощих пастбищ для ...Пашинян объяснил ...

Погибшую почтальоншу назвали Катюшей

Погибшую почтальоншу назвали Катюшей

В четверг, 6 мая, сразу на множестве интернет-площадок («КиноПоиск», ivi, Okko и других) вышел необычный по жанру документальный альманах «Воспоминания Победы» кинокомпании «Русское кино». Мы привыкли к лентам, где популярные актеры озвучивают свидетельства войны. А здесь они еще и сами становятся рассказчиками: строки зачитываемых документов переплетены с их собственными рассказами о родных и близких людях — фронтовиках. Ведь что вспомнить о войне найдется в каждой российской семье. Об этом интересном проекте «Труду» рассказала продюсер и соавтор сценария фильма Мария ПАНКРАТОВА.

— Девять лет назад мы с режиссером Андреем Грачевым снимали большой цикл документальных фильмов, посвященных войне. Естественно, общались с экспертами, ветеранами, историками, волонтерами. В том числе с замечательными людьми, которые занимались поиском останков солдат, погибших в Великую Отечественную, и их перезахоронением. Одна из таких поисковых групп нашла в лесу под Воронежем почтальонскую сумку с солдатскими письмами. В ней лежали три десятка фронтовых «треугольников» — по большей части, увы, почти истлевших. Но несколько фрагментов с помощью специальной методики удалось прочесть. Сразу возникла идея снять на эту тему документальный фильм — но так сложилось, что реализовать ее удалось лишь недавно, когда нам согласились помочь Национальный фонд поддержки правообладателей и Российский фонд культуры.

— Прочитать письма перед камерой, — продолжает Мария, — взялись актеры Сергей Чонишвили, Владимир Епифанцев, Дарья Повереннова, Михаил Горевой, Олег Фомин, Виктория Полторак, Дмитрий Белоцерковский, Максим Линников, телеведущий Денис Семенихин. И тут возникла идея, чтобы все эти люди поделились еще и своими рассказами, услышанными ими от близких. Ведь народная память — это река, куда впадает множество ручейков. И если каждый наш соотечественник вспомнит семейные военные истории, то получится полноводная Волга...

Олега Фомина еще в юности потрясла судьба его бабушки Александры Богомоловой.

В 1941 году ей, жительнице белорусского города Волковыска, было 29. Счастливая семья: муж, семилетняя дочка, сын четырех лет. Грянуло 22 июня, мужа, Петра Ворожеева, отправили на фронт командиром мотострелкового полка. Когда к Волковыску подступили гитлеровцы, женщине с детьми надо было эвакуироваться. Эшелон попал под бомбежку, на уцелевшую машину удалось посадить ребят, а саму Александру с ранением обеих рук подобрала местная семья. Когда раны зажили, женщина смогла уйти в партизанский отряд. Местонахождение отряда выдал предатель — так она оказалась сперва в Освенциме, затем в Равенсбрюке...

Как-то, уже через много десятилетий, Олег спросил, не пыталась ли она бежать из лагерей. И бабушка Александра поделилась такой историей. Однажды всех пленников вывели во двор и поставили на колени. Объявили: одна девушка сбежала, и, пока ее не найдут, все будут так стоять. Изможденных, голодных людей держали в таком положении сутки. Пока не выяснилось, что «сбежавшая» покончила жизнь самоубийством. После этого многие распрощались с мыслью о побеге...

А Александра Богомолова дожила до освобождения лагеря Красной армией, вернулась домой. Но отыс-кать ей удалось лишь свою дочь Викторию, будущую маму Олега. Что стало с мужем и сыном, она так и не узнала.

Дед Дениса Семенихина академик Владимир Сергеевич Семенихин в годы Великой Отечественной войны на свердловском заводе № 217 создавал новые образцы авиационных пушечно-пулеметных и бомбардировочных прицелов. А вот прадедушка Андрей Андреевич Дунин прошел обе мировые войны, но с правнуком о них не говорил. Как думает Денис, среди ветеранов тогда считалось дурным тоном откровенно рассказывать о жестокостях военного прошлого. После войны Андрей Андреевич служил в подмосковном Звенигороде, заведовал пожарной системой в доме отдыха...

С войны прадед Дениса вернулся с медалью «За отвагу». Лишь позже, от прабабушки, Олег услышал историю о том, как Андрей Андреевич чудом избежал гибели. Немцы расстреливали попавших в плен советских солдат, в числе которых был и Дунин. Расстрелянные падали в глубокую яму. В ней под грудой мертвых тел и очнулся Андрей. Несколько часов выбирался наверх — и ведь выбрался, и снова воевал, встретив Победу в Чехословакии!

Про еще одну страшную семейную тайну Денис узнал не так давно. Оказывается, у его отца был не один брат, а два — первенца дедушки и бабушки война застала в деревне, которую немцы окружили и сожгли вместе со всем населением...

Отец Сергея Чонишвили Ножери Давидович, в 1942 году принятый в труппу Тбилисского русского драматического театра имени Грибоедова, в 1943-м ушел добровольцем в армию. Служил в войсках, защищавших важные объекты, руководил ансамблем солдатской эстрады, побывал на севере Ирана. Награжден медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией».

Как о человеке, произведшем глубочайшее впечатление, Сергей говорит о физике, специалисте по космическому излучению Ирине Ракобольской. В войну Ирина Вячеславовна была одной из тех самых «ночных ведьм» — летчиц, которых ненавидели и боялись фашисты. Маленькие юркие самолетики подкрадывались к цели на небольшой высоте и внезапно обрушивали на врага бомбы. Каждый такой вылет — огромный риск, а Ракобольская совершила их десятки.

Михаил Горевой вспомнил деда — «очень значимого врача», погибшего под бомбежкой в самом начале войны. Рассказал, как прабабушка, готовя еду, всегда собирала крошки хлеба в ладонь и обязательно их доедала — привычка, навсегда оставшаяся от голодных военных лет. И самого Михаила с ранних лет учили есть то, что подают, до конца.

А еще артист припомнил высказывание Альберта Эйнштейна: «Я не знаю, каким оружием будут сражаться в Третьей мировой вой-не, но в Четвертой будут сражаться палками и камнями».

Хорошо бы эти слова почаще приходили на ум тем современным политикам и военным, чьей «удалью» мир вновь подталкивается к большому разрушительному конфликту.

Строки из солдатских писем

Ну и под конец строки, из которых вырос проект «Воспоминания Победы», — чудом восстановленные фрагменты писем, которые не донесла до места назначения безвестная девушка-почтальон. Скорее всего она там, под Воронежем, и погибла. А строчки из солдатских писем остались.

Авторы фильма условились называть ту девушку Катюшей — имя для поры Великой Отечественной почти нарицательное. Ну и бабушку Марии Панкратовой звали Екатерина. Она тоже прошла войну...

... Дорогая моя жена Катя. Шлю тебе горячий красноармейский привет. Нашу часть, в которой я был до этого, расформировали. Ждем поступления в новую. Живем в лесах, ночи становятся холодные, спать очень холодно, но меня выручает шинель. Что ты сейчас сама делаешь? Как поживаешь? Как Вовочка, что говорит про меня, скучает ли по мне? Как его здоровье, как тебя снабжают продуктами?

Несколько дней назад пришло от тебя сразу два письма. То-то была радость. Пиши пожалуйста чаще. О любой мелочи, о любом событии. Мне все интересно, мне все важно. На фронте письма — это главный источник радости...

... Вчера меня ранило. Меня ударило, я зажал рану рукой и долго лежал на снегу. Двигаться я не мог, потому что противник вел огонь. Да и сил встать не было. Оглянулся и увидел, что командир тоже ранен. Кажется, на какое-то время потерял сознание, потому что очнулся, уже когда меня и командира затаскивали в блиндаж. Снять с меня вещи не было никакой возможности. Крови уже потерял много. Гимнастерку и фуфайку просто разрезали и быстро перевязали рану. А потом погрузили меня на телегу, запряженную лошадью, и отправили в госпиталь. Пробуду здесь наверняка месяц, а то и два. Но рана не опасная, не переживайте...

... Вчера я чудом остался жив. Осколок снаряда распорол шинель и застрял в банке с табаком. В отряде все удивляются. Но стараются не говорить громких слов про везение. На войне удача слишком переменчива. Все боятся ее спугнуть. Но ты не думай, что я стал таким суеверным.

На войне приходится задумываться о таких вещах, о которых в мирной жизни и не подумал бы. Вот вернемся домой и снова забудем о суевериях.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх