Газета Труд

382 подписчика

Свежие комментарии

  • Виталий
    В офисе Зеленског...
  • Vasil Cornev
    А от дохлого ишака уши, не хотели?Украина решила по...
  • иван шевченко
    Да кому вообще должны быть интересны причины поражения в мелкой межплеменной войнушке за пару тощих пастбищ для ...Пашинян объяснил ...

Аутизм и его тень

Аутизм и его тень

Ученые из Университета Дьюка разработали мобильное приложение, позволяющее определить аутизм у детей младше трех лет. Как оно работает? Ребенку показывают специально подобранные видеоролики, а приложение следит, на какие участки экрана ребенок смотрит чаще. Такая разработка должна упростить раннюю диагностику и позволить начинать реабилитацию как можно раньше — с шансами на успех. Тем временем в России детям с аутизмом все чаще меняют этот диагноз на шизофрению. Почему?

Конечно, новое мобильное приложение нельзя приравнивать к полноценной диагностике, однако простота его использования позволит чаще обращать внимание на нетипичное развитие детей и раньше обращаться к врачам.

Генеральная Ассамблея ООН в 2007 году установила Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма — он отмечается 2 апреля. По оценкам, сегодня в мире один ребенок из каждых 160 имеет расстройство аутистического спектра — РАС.

Показатели в отдельных странах сильно различаются из-за подходов к диагностике. В США, например, один ребенок с аутизмом приходится на 54 несовершеннолетних. А в нашей стране, по мнению Минздрава, РАС есть у одного ребенка из каждой сотни. А дальше чудеса арифметики. Если взять общее количество жителей РФ до 18 лет и разделить на 100, получится чуть больше 3 млн, тогда как официально диагноз «аутизм» поставлен только 31,6 тысячи детей.

Как возникло расхождение в 100 раз? И почему, когда пациенту исполняется 18 лет, диагноз ему резко меняют на шизофрению?

Анна МАЛОВА, основательница благотворительной организации «Открытая среда» в Краснодаре, знает о проблемах с диагностикой аутизма не понаслышке. Ее подопечным начиная с 12 лет при переосвидетельствовании меняют диагноз с РАС на шизофрению, и не всегда родителям удается опротестовать решения комиссий. Нечто подобное происходит и в других регионах.

«Минздрав даже выпустил разъясняющее письмо, где говорится, что аутизм не может просто так взять и перетечь во что-то иное», — напоминает Малова. Но письмо это, увы, не стало руководством к действию.

По данным «Открытой среды», в 2018 году на Кубани проживали чуть больше 1,7 тысячи детей с РАС. А взрослых с официально признанным аутизмом было всего 14. Теперь взрослых пациентов с аутизмом стало 17, но и эта цифра выглядит нереалистичной.

 

Золотым стандартом диагностики аутизма в мировой медицине считается тест-система ADOS. Она запатентована, ее приобретение стоит денег, как и обучение врачей. Импортозаместить пока не удалось. Минздрав РФ уверяет, что выявляемость РАС за последние пять лет выросла в 2,5 раза благодаря увеличению количества врачей и организации для них обучения. Но...

«Инструментов психиатрической диагностики у наших врачей мало, и РАС выявляются плохо. Когда ребенку два года, родителям говорят: «Подождите, он дозреет». А в три года: «Мамаша, где же вы раньше были?» Хотя, если бы была ранняя диагностика и хорошо настроенная ранняя помощь, можно было бы избежать многих проблем», — уверяет Анна Малова.

Хочется добавить, что государству нынешнее положение невыгодно — если смотреть на перспективу. Чем раньше начинается реабилитация, тем лучше результат. Значит, ребенок с аутизмом получит шанс научиться себя обслуживать, а в будущем — найти работу. И необязательно потребуется установление инвалидности — а значит, и пособия, и пенсии.

Да, в диагностику и реабилитацию надо вкладывать средства и силы. Но дело того стоит. А главное, люди этого стоят. И взрослые, и маленькие.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх