Газета Труд

411 подписчиков

Свежие комментарии

  • SL
    Видимо, может стать ещё хуже, коль скоро россияне восприняли оплачиваемые нерабочую неделю не так как задумано с цель...«Корона» наступае...
  • Валерий Александрович Проскурнин
    странно, но в этих так называемых "демократиях" до сих пор не нашлось ни одного человека или организации, которые бы ...Польский премьер ...
  • Сергей Рузманов
    Ссыкливые пиндосы опять слилисьКорабль ВМФ Росси...

Владимир Сорков: Я от природы нетерпим к несправедливости

Владимир Сорков: Я от природы нетерпим к несправедливости

Вряд ли есть среди нас счастливчики, на кошельки которых ни разу не покушались разного рода аферисты. Звонки со словами «ваша карта заблокирована», предложения взять «супервыгодный» кредит от сомнительных банков или пройти «абсолютно бесплатное» обследование в дорогой клинике — это наша сегодняшняя реальность. Как не дать себя обмануть и что делать, если все-таки попался жуликам на удочку? Рассказывать и показывать это продолжает в своем новом сезоне остросюжетное реалити «Охотники» на телеканале «ЧЕ!». Внедряется в ряды мошенников и разоблачает их преступные схемы команда из четырех ведущих. Один из них, бывший морпех Владимир Сорков, рассказал «Труду», какие аферы возмущают его больше всего, становился ли он сам жертвой мошенников, и как актерские курсы благотворно повлияли на его жизнь.

— Как вы попали в проект «Охотники»?

— Я, как и все участники, проходил народный кастинг телеканала «ЧЕ!» — ведущих выбирали зрители, голосуя на сайте. Попытать счастья мне посоветовал Влад Чижов, с которым мы однажды сотрудничали в проекте «Решала», где я физически защищал людей, помогал пострадавшим: от природы не терплю всяческой несправедливости.

— А как познакомились с Чижовым?

— Примерно год назад я приехал в Москву к друзьям, которые когда-то вместе со мной занимались пауэрлифтингом.

Гуляли с ними вечером и совершенно случайно стали свидетелями того, как люди пытались задержать убегавшего мошенника. Я «на автомате» помог предотвратить побег — сработал старый рефлекс службы в группе захвата. Оказалось, это как раз съемки одного из эпизодов проекта «Решала». Моя реакция заинтриговала Влада, мы перекинулись парой фраз, обменялись контактами. Выяснилось, что у нас и общие знакомые среди спортсменов есть. И мы начали сотрудничество.

— На экране Чижов кажется очень жестким человеком. Это и в жизни так?

— В передачах он и не может быть другим: как иначе себя вести, когда противодействуешь подонкам? Вообще же Влад — открытый, душевный человек, любящий пошутить. Не могу сказать, что мы близкие друзья, но как коллеги общаемся часто.

— Опыта работы на телевидении до «Охотников» вы не имели, зато можете похвастаться ролями в кино. Как удалось их получить, не оканчивая актерского вуза?

— Начну издалека. Я родился в Севастополе, и у меня в семье все мужчины — военные моряки: два деда и папа. И я пошел по их стопам. А вот мама — музыкант, преподает игру на фортепиано. Сам я в детстве играл на трубе и скрипке — правда, музыкальную школу, к сожалению, так и не окончил. Мама водила меня в театры, у нас в Севастополе их два — имени А. В. Луначарского и имени Б. А. Лавренева. Когда я в 45 лет вышел на пенсию, именно мама предложила мне пойти на актерские курсы, чтобы легче адаптироваться к жизни на гражданке: «У тебя дочь растет, а ты в семье армейские порядки устанавливаешь». Она сама в то время как раз помогала одной театральной труппе в качестве музыкального руководителя. Вот и получилось, что я окончил курсы при Высшей школе сценических искусств Констатина Райкина.

— И это помогло?

— Бесспорно. Мама не зря сказала про дочку — к девочкам нужен особый подход, с ними необходимо быть мягким, открытым, гибким. Был бы у меня сын, я бы воспитывал его по-мужски, но вот 16-летней девочке не очень интересно, когда отец приходит со службы и общается на уровне реплик «есть!» и «так точно». После актерских курсов нам с дочкой стало легче понять друг друга.

Еще меня неожиданно стали приглашать в кино на маленькие роли, и это было непривычно, но мне понравилось.

— Дочь не захотела стать актрисой или музыкантом, как бабушка?

— Нет, ей сейчас 22 года, и она визажист и дизайнер. Музыку любит, но только как слушатель.

— Знаю, что кроме флота вы еще и в МВД состояли.

— Это друзья предложили, я как раз заканчивал морскую службу. Подал документы, прошел отбор, обучение и некоторое время работал в группе захвата.

— На такой службе очень важны человеческие качества. Наверное, и вам встречались, условно говоря, «добрые прапорщики» и «злые»?

— На флоте было много хороших людей, например боцман Юра Кокотун и артиллерист Андрей Пономарев, помогавшие мне осваивать специальность. В МВД командир группы захвата Владимир Муравьев заботливо учил меня и моих друзей, первое время наставлял буквально как родных. Плохих людей я, конечно, тоже встречал, но не запоминаю их и стараюсь о них не думать.

— Были во время службы ситуации, ставившие вашу жизнь под угрозу?

— Как-то раз мы встали на причал военно-морской базы в Новороссийске, а под вечер внезапно разыгрался шторм. Наш корабль стало бить о причал, начал ломаться борт. Между тем часть команды отдыхала на берегу — был выходной день. На корабле оставалось мало людей, и тут всю ответственность взял на себя боцман: собрал всех и дал правильные команды. Мы постарались, чтобы корабль не разбился, и подготовили его к отходу от причала.

Владимир Сорков: Я от природы нетерпим к несправедливости

Участники реалити выполняют не актерские, а вполне реальные задания по противодействию преступникам. Но в образы при этом вживаются самые разные

— Приходилось когда-нибудь применять ваши спортивные и бойцовские навыки вне работы?

— Напрямую — нет. Но бывало, около дома собиралась пьяная компания, и я выходил встречать дочь, когда она поздно возвращалась. Правда, желающих подраться не нашлось.

— А жертвой мошенников вы или ваши близкие когда-либо становились?

— Нет, хотя по телефону развести пытались, звонили и говорили, что моя карта заблокирована. Впрочем, не знаю человека, которому бы такие звонки не поступали. А вот чемодан у меня пару лет назад украли. Я находился в столице по делам, и мне понадобилось отъехать ненадолго домой в Севастополь. Приятель, живший в московском хостеле, предложил оставить часть вещей у него. Но и ему приходилось отлучаться, и во время его отсутствия кто-то, как говорится, приделал чемодану ноги.

— Какие из придуманных мошенниками схем больше всего поразили вас во время работы в «Охотниках»?

— В нашем мире нечистоплотные люди, по-моему, заняли все сферы, где есть хоть какое-то перетекание денег: это касается и подстав на дороге, и разных афер с кредитными картами, и махинаций в строительном бизнесе. Меня лично особенно возмущают мошенники, которые продают под видом лекарств пустышки. Например, у человека больное сердце, он глотает таблетки, а они не помогают. В результате инфаркт, смертельный исход — разве можно к этому спокойно относиться?!

— Сейчас в «Охотниках», кроме «старшего» Влада Чижова, трое ведущих. Каково распределение действий между вами?

— В нашей команде, направляемой главным борцом за справедливость Владом Чижовым, — журналистка Дарья Рубинская, спортсмен Станислав Соколов и я. Каждый занимается тем, в чем силен, и обязанности наши меняются в зависимости от конкретного расследования.

— Как в вашу мужскую команду вписалась Дарья?

— Очень хорошо: Даша энергичная, активная, быстро принимает решения и осуществляет задуманное. Время от времени, конечно, приходится вмешиваться, поддерживать ее — все-таки она девушка, мы за нее переживаем.

Владимир Сорков: Я от природы нетерпим к несправедливости

Без навыков боевой службы и силовых тренировок работа Владимира была бы невозможна

— Какая из снимаемых ситуаций особенно запомнилась?

— Мы помогали людям, которые при покупке квартиры не до конца разобрались в юридических вопросах, и там по долевому участию оказался прописан один человек. Он начал выживать новых жильцов, требуя оплатить ему выписку либо продать квартиру за меньшие деньги, чем она была куплена. Стас начал разговор с ним и его подельниками, представившись племянником новой собственницы. Но мошенники повели себя агрессивно, пришлось противостоять им. Наша команда туда подтянулась, однако палец Стас успел сломать.

— В вашей программе вы вступаете со злоумышленниками в драку, связываете их. Оправдано ли все это юридически?

— Если человек на улице сталкивается с негодяем, который пытается его избить, естественно, он будет защищаться. В идеале преступника надо скрутить и удерживать до приезда полиции. Так поступаем и мы. Драку никогда не начинаем первыми, пределы самообороны не превышаем. Конечно, нам проще, чем обычным людям, оказавшимся в трудной ситуации: мы с самого начала знаем, куда и на что идем, как правильно удерживать преступника, и нас трое.

— Иногда слышишь от скептиков, что такие реалити, как «Охотники», — постановочные.

— Нет, наши истории не отрепетированы, мы работаем в режиме реального времени. Сценария нет, есть только задание от Влада. Но естественно, для того чтобы проект хорошо смотрелся, делаются подсъемы красивых кадров и проходок: все-таки формат наших расследований — телевизионный. При этом далеко не все снятое идет в эфир. Ведь это люди, судьбы которых еще будут решаться в процессе расследования, потому потерпевшие и свидетели часто остаются за кадром.

Главная же наша цель — объяснить зрителю, как и что можно сделать в той или иной форсмажорной ситуации.

— Какие наиболее яркие сюжеты нас ждут в будущем?

— Назову, например, выпуск, посвященный строительному бизнесу. Многие жители регионов, приезжающие в столицу на заработки, становятся жертвами недобросовестных работодателей, которые или просто не платят им деньги, или делают рабами на своих стройках. Мы показываем не только, как не попасться на удочку таких мошенников, но и способы выбраться из переплета, если все же попались. В общем, будьте бдительны и смотрите новые выпуски «Охотников» на «ЧЕ!».

— Какую из ваших актерских работ считаете наиболее важной? Пока не могу что-то одно выделить, это все-таки хобби.

— А есть роль, которую хотелось бы сыграть?

— Пожалуй, я бы попробовал воплотить очень близкий мне образ русского офицера конца ХIХ — начала ХХ века.

— У вас есть любимые книги?

— Да, романы Валентина Пикуля, особенно «Три возраста Окини-сан» и «Крейсера». Вообще люблю историческую литературу, это мой основной круг чтения.

— В детстве я обожала книгу Вениамина Каверина «Два капитана». А вам она нравится?

— Конечно! Уже тем, что роман создавался в Полярном — городе, в котором я рос (папу перевели в местный гарнизон, и мы несколько лет всей семьей там жили), и писал его Каверин в Доме офицеров морского флота, в котором я бывал, но сейчас этого здания, к сожалению, нет — в 90-х сгорело. Кстати, и экранизация 1976 года, которую считаю очень удачной, частично снималась там же.

Вообще советские фильмы мне кажутся душевнее современных отечественных. Да и актеры, которые в них играли, ближе мне по духу. А из зарубежных люблю фильм «Двенадцать друзей Оушена».

— Что бы вы сами себе пожелали?

— Еще лет 50 жизни: как говорят, поживешь подольше — увидишь побольше. О том же мечтаю для родителей, а для дочери — чтобы нашла себе хорошего мужа, и в семье был бы порядок. Ну и, конечно, самому оставаться много лет в хорошей форме, чтобы продолжать помогать людям.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх